Главная страница Написать письмо Карта сайта

Уголок Врубеля

Уголок врубеля

Rambler's Top100

Сделано в Сибири




Вы можете прислать свой материал и он будет опубликован на сайте, если исполнен качественно.

Политика и ее носители_

Эдуард ЛИМОНОВ: «ОНИ ВСЕ ЗЛЫЕ - У НИХ ЧАСЫ «ПАТЕК ФИЛИП». ТОЛЬКО Я ДОБРЫЙ – У МЕНЯ КОСТЮМ ЗА 320 РУБЛЕЙ.»

Программа действий партии Лимонова после прихода к власти:
1) Раздать народу пальто
2) Амнистировать уголовников
3) Сеять добро
4) А дальше посмотрим
                                        
 
Из дому лишний раз Лимонов старается не выходить, опасаясь двух неприятных вещей – всеобщего узнавания и удара железным прутом по башке. Башка – не резиновая, ее экономить надо. Поэтому, когда мы договаривались по телефону о встрече, он велел мне ждать в условленном месте:
- Держите в руках «Новую газету». К вам подойдет мой человек.
«Проверенный партиец», - понял я, загоняя в диктофон одну за другой патроны пальчиковых батареек и проникаясь важностью встречи с полуподпольным лидером.
Партийца, ожидающего в условленном месте, я узнал сразу - по короткой стрижке и черным пролетарским ботам. Он оказался личным охранником вождя. Минут десять я молча шел за кирзовыми ботами, пересекая трамвайные пути и проходные дворы, пока мы оба не оказались у подъезда довоенной пятиэтажки с деревянными перекрытиями и коридорной планировкой. Здесь снимает квартиру предводитель национал-большевисткой революции. Квартира древняя, двухкомнатная.
- 60 квадратных метров, - хвастается Лимонов. – И стоит не дорого, потому что дом старый. Мне здесь после тюрьмы очень нравятся просторные квартиры. Ходить можно туда-сюда. Полы трещат. Пока до туалета дойдешь – скрип-скрип. Приятно…
Правда, просто так ходить вождю много не дают. С утра до вечера к нему поломничество:  корреспонденты из разных печатных изданий рвутся узнать, что думает Лимонов по тому или другому поводу. А вот телевизионщики с главных каналов Эдуарда Вениаминовича не привечают, потому что он – персона нон-грата на государственных каналах. А вот дециметровым молодежным каналам Кремль, наверное, забыл запретить Лимонова. Поэтому они опального писателя иногда демонстрируют своей аудитории. Революционность всегда в моде у молодежи.
 
Его борьба
 Запрещенная партия Лимонова - самая «тюремная» в России. В ней на 17 тысяч подпольных членов приходится 47 человек сидящих по тюрьмам. Это самый высокий показатель среди всех партий России (а, может, и всего цивилизованного мира).
- За что Кремль вас так не любит?
- Мы – единственная партия, которая ведет активную борьбу с режимом! Не применяя насилия, мы сумели раздразнить зверя государства. Они уже поняли, что судебные расправы только прибавляют нам популярности. Поэтому стали прибегать к внесудебным. По инициативе Суркова создали штурмовые отряды на базе движения «Идущие вместе» - криминальный гитлерюгенд. Однажды в вагон метро, где ехали наши активисты после митинга, ворвались штурмовики и избили их. А на следующей остановке выбежали из вагона и скрылись. Среди избитых были и девушки, кстати.
А во время нападения на нашу штаб-квартиру нападающие применили пилу-болгарку, привезли генератор, прочие техсредства. Привезли все это на нескольких автомобилях. После чего бросили на месте преступления. Все это было конфисковано милицией в качестве вещественных доказательств. Это уже не просто хулиганы. Это организация работает.
Я думаю, распоряжение Кремля штурмовикам было такое: действуйте методами НБП. Но НБП никогда ни к кому не применяло насилия. Ни в одной из наших акций не было пострадавших. Видимо, исполнители не очень поняли распоряжения Суркова. Я не защищаю Суркова, но не думаю, что нынешней власти очень нравятся методы прокремлевских боевиков. Мне рассказывали, все разговоры господина Суркова с людьми сводятся к запугиванию: «Ты, что, хочешь сидеть, как Ходорковский?!.» Рогозину он сказал: «Ты что, хочешь стать вторым Лимоновым?» Любит он попугать… Но несмотря на это, я не думаю, что от него были прямые указания на погромы. Думаю, это инициативы среднего звена исполнителей.
А бьют нас постоянно и жестоко. То, что из наших еще никто не погиб – просто случайность. Якову Горбунову, члену нашей партии и ветерану чеченской войны нанесли бейсбольной битой семь ударов по голове. Он три недели пролежал в больнице. Точнее, 20 дней. После чего в больницу пришли люди в штатском и велели врачам выписать его. Потому что если бы он пролежал 21 день и больше, его повреждения характеризовались бы как тяжкие телесные… Через некоторое время после того, как Горбунов вышел из больницы, из машины выскочили двое и ударили его железным прутом по голове.
- А вас почему не бьют?
- Меня били много раз! В 1996 году на меня напали, и с тех пор у меня травма глазного яблока. В 1997 году наш бункер взрывали. Потом я сидел. Именно поэтому я никуда из дома без охраны не хожу. Живу какой-то чудовищной жизнью, которой жить никогда не только не желал, но и в страшном сне такой не видел. Я слишком не свободен.
- Так почему бы вам не бросить все это?
- Есть порода людей, которые, раз вцепившись, не бросают. Я очень серьезный и ответственный боец! И потом, я сидел за это! Зря, получается? Кроме того, у меня столько людей на руках, которых я поднял, стимулировал... И теперь что – бросить их, предать?..
-  Вы опытный сиделец… Говорят, Лефортово считается самой комфортабельной тюрьмой. Почти санаторий…
- Наверное, поэтому в ней самое большое количество самоубийств. Там люди воют от скуки! Это тюрьма для одиночек. Криминалы в ней не выдерживают – они привыкли к обществу, чтобы кем-то помыкать, с кем-то разговаривать. А в Лефортово сидишь со своим сокамерником. Там даже в коридоре никого не встретишь. Конвоиры там ходят с такими металлическими мембранами, издающими особый звук. Это давняя чекистская придумка. Чтобы издалека было слышно. И если конвоир слышит этот звук впереди, он заталкивает тебя в особый темный пенал мордой к стене и закрывает за тобой дверь – чтобы ты не смог увидеть лицо навстречу идущего. Однажды мой конвоир просто сбил меня на пол и закрыл мне голову – потому что проебал, что навстречу кого-то вели. Лефортово – это же крытка…
- А писать там давали?
- Писать не запрещают. Но обыски каждую неделю. Плюс еще внеплановые обыски. Писать – пиши. Но куда это денешь? Из тюрьмы ничего не выпускается! Комната, где подследственный встречается с адвокатом, просматривается камерами. Люди прячут крошечные записки в носках, потом делают вид, что нагибаются почесаться, чтобы достать записку и передать ее адвокату, если адвокат смелый… Очень сложно. Но я умудрился передать на волю полторы тысячи страниц.
- Как?
- О таких вещах не говорят.
 
Туризм и отдых.
- А как вы отдыхаете?
- Никак. Отдыхать – это животная категория. Я никогда не занимался никаким видом туризма или отдыха.
- А по бабам пойти?
- Бабы сами сюда приходят. Правда, у меня в квартире все время охранники. Но бабы постепенно привыкают. В конце концов, охранники не идут за мной в комнату, где я с бабами.
- Насколько я помню, вокруг вас всегда были очень молодые девочки. Это подозрительно. В конце концов, вам уже за шестьдесят.
- Они и теперь вокруг меня крутятся. Только тот живет со старыми бабами, кто не может жить с молодыми. Я могу.
- Да это не просто молодые. Вокруг вас только 16-летние какие-то!
- Самый кайф. Предпочитаю молодых. Я глубокий человек. В первую очередь меня в девушке интересует личность.
- Да какая может быть личность у 16-летнего ребенка?
- И более младших бывает…
- А зачем вы имидж изменили? Бородка дон-кихотская, усишки завитые? А когда-то вы были без этих украшений.
- Ну, в общем, я подумал, что вхожу в возраст мудрости.
 
 
Возраст мудрости.
- Я, как человек образованный, проживший двадцать лет за границей, имеющий с чем сравнивать, прочитавший массу умных книг, знаюший массу умных людей, говорю: мы живем в фашистском государстве. Конечно, в России нет концлагерей. Просто потому, что это современная форма фашизма.
- Я тоже немножко книг прочел. В том числе книг Лимонова. И могу сказать: вам ведь и западный капитализм тоже не нравится. Есть ли на свете страна, которая вам нравится?
- Может быть когда-нибудь будет создано государство на других основах – утопическое. Но это не является сегодняшней целью. Сегодняшняя цель – вернуть те свободы, которые мы потеряли. А именно: свободные выборы в свободный парламент. Сегодняшнее политическое меню меня не устраивает.
- То есть если бы ваша партия присутствовала в нынешнем меню…
- Нет. Вы думаете, сытый не будет мечтать о революции? Буду!
- О-кей. Допустим, вы получили то, что хотите. Вы прошли в парламент. Дальше что? Я читал лет пять назад ваши газеты – «Лимонки». Мне бы не хотелось, чтобы в моей стране к власти пришли экстремисты.
- С тех пор мы выросли. У нас нет готовой идеологии, как у коммунистов – на тех работали Маркс, Энгельс, Ленин. А мы – партия молодая. Мы и сегодня еще до конца не закончили формировать свою идеологию.
- Что же вы тогда будете делать во власти, не имея представлений о том, что там надо делать?
- Мы будем угождать народу. Проводить самый безобразный, честный популизм. Мы используем популистские лозунги не только для того, чтобы прийти к власти, но и для обеспечения благосостояния и безопасности народа. Сегодня нет ни безопасности, ни благосостояния. У нас слишком жестокое правительство и злой президент. Путин оживляется только в Германии. Там он добрый, заботливый, на его лице великолепное выражение добродушия и счастья. Почему к нам он обращается всегда только со стиснутыми скулами? Почему к своим гражданам он недобр? Он никому ничего не дал! Он никому не подарил теплое пальто!
- А вы бы дали народу польты?
- А я бы дал! Надо быть добрым. Я вышел из тюрьмы полностью убежденным, что нашему народу не хватает доброты, к чертовой матери. Начиная с самого верха. Не должен глава государства сидеть перед всей страной с часами «Патек Филипп» за 60 тысяч долларов. У нас мент за всю жизнь на такие часы не заработает. Мент! Милиционер! По нормальному, можно только взбунтоваться, глядя на все эти кушеточки кремлевские. Так не должно быть. Должно быть наоборот.
Эвита Перон – жена президента Аргентины сидела в открытом зале, а мимо нее проходили бедные люди, и она раздавала – кому-то швейную машинку, кому-то денег. До сих пор люди ее помнят. Я видел документальный фильм – сидит старуха и обнимает швейную машинку. Вот один из методов доброго правления.
- Вы добрый человек, я смотрю, хотите быть, как жена президента… Но у президента другие задачи, чем у жены. Он не Дед Мороз. Именно ваша доброта меня и пугает! Чем красивее и добрее лозунги и чем меньше реального опыта управления – тем больше крови. Такова историческая диалектика.
- Где у вас основания говорить сомневаться во мне?
- Никаких! Вы – абсолютно искренний человек. Как Мамсимилиан Робеспьер. Как другие прекраснодушные революционеры. Если бы им за пару лет до Террора сказали об их роли в Терроре, они бы в рожу плюнули, наверное.
- Вы полностью отрицаете возможность каких-бы то ни было изменений. Если доброта внедряется с самой высокой высоты государства. Если отвергается стяжательство, ханжество, всякая мерзость, то, возможно, стопроцентно это не будет работать. Но если даже сработает на 50%, это полностью изменит политические нравы и нравы в стране, отношения между людьми. Я сидел в трех тюрьмах. Я посмотрел на изнанку тюрьмы. И я считаю, что я там все понял. Проблема в том, что у нас слишком жестокие законы. Тысяч триста-четыреста я бы выпустил сразу – в течении двух недель. Они сидят глупо, по 158 и 228 статьям. Кражи и наркотики. Выпустить!
Человек получает два гота за украденный моток провода. Сельские пацаны по пьяни украли у соседки козленка, зажарили и съели его. По пять лет каждому. Да за это нужно просто денежную компенсацию требовать, а не сажать. На первый раз вообще сажать нельзя – достаточно только окунуть человека в эту систему, чтобы он испугался. Испугался – сразу выхватили его из этого ада. Пока он не привык. Потому что потом, когда привыкнет, это будет уже совсем другой человек.
Я бы не стал ждать никакой хрени, никаких амнистий, реформ… Я бы просто все дела по этим статьям приказал немедленно пересмотреть. Они бы у меня как шелковые все пересмотрели!
- Вы будете хорошим правителем? Почему вы в этом так уверены?
- У меня нет никаких личных имущественных амбиций. Я хожу в пиджаке за 320 рублей.
- У товарища Сталина тоже был скромный френч.
- Сталин был тиран. Никто никогда из правителей не давал людям доброту.
- А вы дадите? Это я для уточнения переспрашиваю.
- Я – дам! Я всем дам. Но я вовсе не хочу быть диктатором. Я просто хочу добиться торжества моральных норм.
- И какой пост для этого нужен? Ну, с какого поста удобнее всего рассеивать доброту?
- Вы правы. С самого верху. Но… знаете, я суеверный человек и называть этот пост сейчас не буду: не хочу быть мишенью.
- Неужели вы думаете, что на вас случится покушение из-за озвученных президентских амбций?
- Вы не думаете, а я думаю. Я постоянно жду в окно гранату. Когда надо избавиться от разумного человека, почему бы от него не избавиться? Или вы сомневаетесь в моей разумности?..
 
Александр НИКОНОВ



Комментарии_


Добавить комментарий


Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться!

Запомнить меня!





 

Авторизация_

Логин:
Пароль:
Запомнить меня!
Зарегистрироваться
А нахрена мне регистрироваться?

Стишки недели_

    Борис Влахко

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ?



...Мой стих был изредка хорош,
но чаще  безобразен....Каюсь...
Я, видит Бог, старался...Что ж, -.
на всякий случай не прощаюсь...






2000-2018 © Александр Никонов