Главная страница Написать письмо Карта сайта

Уголок Врубеля

Уголок врубеля

_

Религия и налоги_
Почему попы налогов не платят?


Особое мнение_

Космос без русских_
"Космос для России - очень важная и болезненная тема. В стране, которая запустила первый в мире спутник и первого в мире человека, весьма остро переживают каждый неудачный запуск и каждую катастрофу. Хочется взять реванш! Поэтому появилось идея о том, что нам нужна Луна."
Александр Никонов


Интервью_

КОЗЫРНОЙ БУБНОВСКИЙ_
Модный столичный врач, у которого лечатся знаменитости и сильные мира сего, сеть собственных клиник в России и за рубежом. Человек явно работает по призванию, что само по себе есть условие необходимое и достаточное для счастья. Однако, познакомившись с ним поближе, я понял, что такого счастья я бы врагу не пожелал...


Наука_

САМЫЙ ЖЫРЪ!_
"Общество порой охватывают разного рода «психические эпидемии». То на ведьм все начинают охотиться, то на врагов народа, то везде ищут педофилов, то начинают дружно бороться с курением или жирной пищей, объявляя очередному модному ужасу настоящую войну."


Наука_

Лечение молотком_
Этот человек может рассказать о вас всё. И починить то, что сломалось.


Статьи_

ПЕРУ_
Перу,пожалуй, одна из самых интересных стран Южной Америки. Возможно, самая интересная


Россия - взгляд изнутри_

ЕЖЕГОДНОЕ ПОСЛАНИЕ ГЛАВЕ ГОСУДАРСТВА_
"Владимир Владимирович, а хотите поржать? Вот вам цитата..."


Реплика_

Неизлечимое заболевание – это выгодно_
Почему им выгодно нас лечить, не вылечивая


Rambler's Top100

Сделано в Сибири




Вы можете прислать свой материал и он будет опубликован на сайте, если исполнен качественно.

Интервью_

МНОГАЯ ЖЕНЩИНА

 

Будет ли всемирная катастрофа, как предсказали индейцы майя и Голливуд, мы не знаем. Но если будет, останется на Земле только самое величественное и многочисленное – египетские пирамиды, тараканы и книги Марининой, ибо их совокупное число несметно и почти не уступает числу тараканов. По ним пришельцы с других планет или археологи будущего станут судить о нашем мире. Она – наш будущий ископаемый Гомер. А ее Каменская – Одиссей грядущего. Страшно?

А вот сама Маринина ничего не боится. Она смело смотрит вперед, все прекрасно рассчитывает, ездит поутру сочинять свои книги в свой писательский офис и называет себя не «писателем», но «автором». Давайте присмотримся внимательнее к этому представителю нашей планеты перед лицом Вселенной.

 

 

Творческая кухня. Стряпня, что надо!

- Когда вы впервые влезли в интернет и стали читать отзывы о себе, вам открылись вам какие-то иные грани человеческой личности?

- Я с удивлением обнаружила, что в людях хамства больше, чем я предполагала. Они знают, что им не могут дать в морду в силу их анонимности, и потому из людей лезет такая глупость, такое жлобство и хамство... Мне жаль, что я об этом узнала! Я была о людях лучшего мнения.

- Я тоже читал, как вас поносят. Называют халтурщицей и отказывают в высоком звании писателя. А вы считаете себя писателем?

- Я не писатель, я автор. Писатель – это оценочная категория. А автор – фактическая. У людей есть какая-то своя шкала, в соответствии с которой кому-то они дарят гордое звание писателя, а кому-то нет. Мне все равно.

- А сколько у вас денег, мне интересно?

- Не скажу! К чему такие вопросы? Почему я должна отвечать? Я плачу налоги с каждой заработанной копейки. Никакого черного нала в конвертах у меня нет. Глупо и неприлично считать деньги в чужом кармане!

- Зато чертовски любопытно! Я вообще заметил, люди делятся на две категории – те, у кого деньги есть, и у кого их мало. У кого денег мало, те совершенно не стесняются о них рассказывать. А вот у кого много, не любят о них говорить. Скажем, Борис Гребенщиков в беседе со мной полностью раскрыл всю свою финансовую подноготную – сколько у него денег, и каким имуществом он владеет. Денег оказалось мизер, что только подтвердило мою теорию.

- Гребенщиков не прав. Потому что, кроме Гребенщикова на его поляне пасется огромное количество людей. Которые начинают сравнивать: «А-а, ему заплатили столько. А почему мне заплатили меньше?» И бегут в студию или в издательство качать права и трясти рукавами. Поэтому и существует коммерческая тайна. Ну, допустим, скажу я вам, сколько мне платит телевидение за сериалы. Но понравится ли это телевидению? Потому что огромное количество других авторов это прочитает и побежит на телевидение орать: почему вы ей заплатили столько, а мне в пять раз меньше? Давайте и мне столько платите!.. Кому нужна эта нервотрепка?

Или, допустим, окажется, что я оглашу свои цифры, а кому-то платят больше, чем мне. И этот, кому больше, скажет: «Какая идиотка! За копейки работает!» Так начинается грызня между коллегами по цеху. Я не сторонник того, чтобы меряться толщиной кармана.

 

…А еще Маринина имеет литературного агента по имени Натан Яковлевич. Натан Яковлевич очень чуткий человек. Впрочем, о чуткости Натана Яковлевича позже, а сейчас – о  функциональных обязанностях…

 

- Зачем вам литературный агент? Вы тиражный автор. За вас должны драться издательства, ибо вы – дойная корова, курочка, несущая золотые яйца. А литературный агент нужен начинающим авторам, чтобы проталкивать их произведения по издательствам. Нет?

- Литературный агент нужен не для того, чтобы продвигать рукописи. Меня никто никогда не продвигал. Литературный агент нужен, как посредник между издательством и автором для решения проблем организационных и финансовых. Потому что все люди разные. Есть люди, которые могут совершенно спокойно торговаться с издательством: «Нет, мне этого мало! Почему вам столько, а мне столько?» Они это умеют, и им никакие агенты не нужны. А есть люди, которые этого не умеют. И к их числу принадлежу я.

- Тоже комплекс. Неужели вы такая нежная, что не можете шарахнуть кулаком и потребовать: «Молчать, суки! Деньги на стол!»

- Я не такая.  Я белая и пушистая. Требовать я не могу никогда и ничего, даже у близких родственников и друзей.

- А зачем вообще что-то требовать. Ведь договор с издательством заключается на годы. Скажем, мой знакомый писатель Леня Каганов по договору обязан написать две книжки в год за заранее определенную сумму.

- Есть разные типы договоров. Есть договор заказа, когда автор приносит нечто вроде синопсиса или заявки, где написано, о чем будет грядущая книга. Если издательству идея нравится, они заключают договор: мы вам выплатим аванс, а вы нам к 1 декабря представите текст. Таких договоров я не подписывала никогда и ни с кем... Существует еще авторский договор – на уже готовую вещь. Ты ее приносишь в издательство, там рукопись читают и говорят: берем. Или: не берем, у нас нет под такой текст никакой серии, и вообще мы не знаем, что с этим делать. И автор идет в другое издательство... Наконец, есть еще договор о намерениях. Вот договор о намерениях у меня с издательством подписан и в нем стоит один-единственный пункт, по которому я обязуюсь все, что напишу, в первую очередь показывать моему издательству. И только если оно рукопись отвергает, я уже тогда могу нести ее в другое место.

- Иначе говоря, заранее оговоренной ставки у вас нет, и по каждой книжке идет ожесточенная торговля?

- Именно так.

- А зачем вам столько денег? Я вчера ради интереса подсчитал, сколько бабла писатель Маринина должна была огрести за свои 30-миллионные тиражи. И у меня вышло 6 миллионов долларов. Это не считая денег за телесериалы.

- Во-первых, у вас устаревшие данные, мои тиражи уже перевалили за 40 миллионов. Во-вторых, вы считали исходя из сегодняшних расценок. Но эти 40 миллионов, они ведь с 1995 года накопились. А тогда были совсем другие расценки! Мою первую рукопись издательство купило у меня за 600 долларов. На корню. За все дополнительны тиражи. И только с годами выплаты постепенно приближались к европейским нормам. Так что никаких 6 миллионов и близко нет.

- Жалко, правда?..

 

 

 

Скромное обаяние буржуазии.

- Но, в принципе, ваши финансовые жизненные притязания полностью удовлетворены?

- Мои да. Потому что у меня очень низкий уровень запросов. Мне не нужна яхта, мне не нужен трехэтажный дом за городом. Мне ничего этого не нужно. А на то, что мне нужно, мне хватает. У меня даже машины нет. Меня возит либо муж, либо Натан Яковлевич – мой литературный агент. Иногда я вызываю такси или еду на метро.

- На что же уходят основные бабки из вашего бюджета? Может быть, путешествия отжирают кусок доходов?

- Отжирают. Но не путешествия. Путешествовать я не люблю. Путешествия – это когда ты раз в три дня меняешь местоположение и смотришь разное. Вот это мне не нравится. Никаких круизов, никаких путешествий!.. Но есть места, куда я езжу три раза в год, причем, предпочитаю останавливаться в одном и том же номере. Один раз в год я езжу в Баден-Баден на месяц…

- Я только что оттуда! Дыра дырой. Крохотулечный город.

- Мне хватает. Я там гуляю, лечусь, прохожу процедуры, работаю. Спину свою лечу. У меня спина больная. Грязи, массаж, обертывания… И два раза в год я езжу на север Италии в город Мерано. Там хорошая клиника, и там я тоже лечу спину. Вот это действительно стоит дорого и отъедает кусок бюджета.

- А к Дикулю ходить не пробовали? Дешевле выйдет.

- Пробовала. Но меня не устроило то, что они мне предложили. Я не могу полдня тратить на то, чтобы приехать туда, а потом обратно по московским пробкам: они ведь в Крылатском, а я в Сокольниках. Приходится летать в Баден-Баден и  в Италию.


- Деньги – основа счастья для подавляющего большинства людей на планете, а вы как-то чересчур легко говорите о них.

- Да, основа. Но у значительного числа людей с большими деньгами счастья все равно нет. Какая-то доля уверенности, комфорта, надежности вместе с деньгами, конечно, приходит. Но деньги - только база. А есть еще надстройка, вторая составляющая счастья. Которая приходит вовсе не со стороны денег. Мало ли миллионеров умирают в одиночестве, со всеми поссорившись? И самое главное, чего мне хотелось бы избегнуть –   доживать свои дни в понимании, что твои близкие, как вороны, ждут не дождутся, когда ты, наконец, умрешь, чтобы поделить твое наследство. Надеюсь, мне удастся этого избегнуть.

- Что вам дает такую надежду?

- Начнем с того, что у меня нет прямых наследников. У меня есть муж, есть мама и две кошки. Но у меня нет детей и внуков, которые, когда я стану уже старая и беспомощная, больная и трясущаяся, будут вынуждены держать меня около себя, потому что им будет в лом тратить деньги на няньку и сиделку, и потому я им всем смертельно надоем… вот этого всего у меня не будет. Зато у меня будет, я надеюсь, достаточно денег – и сегодня я думаю об этом очень активно! – чтобы самой нанять себе няньку, сиделку, врача. Я не буду никому в тягость.

- Вы сказали, что активно думаете об этом. Вас пугают старость и смерть?

- Они меня не пугают, потому что они неизбежны. Пугать может то, чего можно избежать. А к неизбежному надо быть просто готовым. Я хочу, чтобы моя старость долго была сознательной, спокойно и активной. Чтобы я не превратилась в растение раньше времени. Чтобы я не лежала парализованная, не ходила под себя. Об этом я думаю уже сейчас и уже сейчас начинаю к этому готовиться.

- Боже, какие печальные мысли вас посещают!

- Такие мысли должны посещать всех бездетных женщин, должна вам сказать. Это те, у кого есть дети и внуки, могут позволить себе роскошь расслабиться: ах, есть, кому обо мне позаботиться. А обо мне заботиться будет некому.

- А почему у вас нет детей?

- Так получилось.

 

 

Укрощение плоти

- Давайте впадем в детство. Вы родились, насколько я помню, во Львове.

- Рождение во Львове – это техническая деталь. Родители моей мамы после войны обосновались во Львове. Мама потом вышла замуж за ленинградца и туда уехала. А рожать, как все молодые женщины, поехала поближе к своей маме – во Львов. То есть она приехала, меня там родила, до детсадовского возраста я там прожила, а потом мы вернулись в Питер. И я там пошла в детский садик.

- Я лично, как и все советские дети, детский садик ненавидел. Проклятая организация! А вы?

- У меня такой характер, что я миную все четыре обычных стадии отношения человека к проблеме и сразу перехожу к пятой. Нормальный человек, сталкиваясь с неприятностью или трагедией, проходит пять этапов отношения – отрицание, гнев, торг, депрессия, смирение и принятие. Я же сразу перехожу к пятой стадии – принятию. А обычный человек, которому поставили смертельный диагноз или просто хулиганы разбили машину, проходит все стадии поочередно. Отрицание: нет, этого не может быть, только не со мной!.. Гнев: какого черта, почему вам всем так хорошо, а мне так плохо!.. Торг: ну, господи, сделай так, чтобы этого не было, а я взамен… Депрессия – тут все понятно. И, наконец, смирение с ситуацией. Так вот, я каким-то образом миную все четыре стадии и сразу перехожу к принятию и смирению.

- Это у вас с детства такое? Как это получилось? Может, собака напугала?

- Не знаю, как получилось, но это действительно с детства. Самой хотелось бы знать, почему так вышло. Но подозреваю, что это природное или каким-то образом воспитанное в младенческом возрасте. Не далее, как вчера, ковыряясь с подругой в своем детстве, я вдруг обратила внимание, что в нем не было таких эпизодов, когда бы я вдруг прибежала к родителям и на что-то пожаловалась. Дети обычно поступают так часто. Я ни разу этого не сделала! Моя мама называла меня «подарочным» ребенком – абсолютно послушным, совершенно спокойным, никогда не капризничающим. Раскапризничалась я один раз в жизни. Мы ехали в трамвае по Львову мимо остановки «Горсовет». А там стоят каменные львы с поднятыми лапами и каменными мордами. И я, глядя на этих львов, вдруг раскапризничалась: почему они именно так стоят, а не по-другому? Мама страшно на меня рассердилась, отшлепала, вывела из трамвая. Домой мы пришли пешком. Там и выяснилось, что у меня температура под сорок, потому что я заболела скарлатиной.

Так что нелюбовь к детскому саду сразу превратилась в смирение: ну раз, меня привели в детский сад, значит, так положено, а если мне тут что-то не нравится, значит, это мои проблемы.

- С таким характером в монахи хорошо идти.

- Наверное. Но в монахах я бы не выдержала. У меня слабая воля.

- Не скажешь, что вы слабовольная женщина. А так же, что белая и пушистая. Вон вы и ходите вся в черном, как монахиня! Даже серьги с кольцами черные. Весьма депрессивно. Готка!

- Любовь к черному у меня вынужденная. Если вы сегодня войдете в магазины, где продаются дамские платья, вы увидите сплошь черный цвет. Выбрать не из чего.

- Да ладно!

- Клянусь вам! Черный и фиолетовый. А это платье мне подарил недавно муж, мне хотелось сделать ему приятное, тем более, что на улице холодно, а оно теплое. Я бы с удовольствием купила и носила красное платье, зеленое платье, если бы могла прийти в магазин и увидеть цветное платье, которое меня устраивает – теплое, трикотажное, прямое. Но ведь ни хрена подобного! Все серое, коричневое, черное…

- И вы смирились?

- А что делать? К тому же я привыкла к черному цвету, поскольку носила его много лет, так как черный цвет скрадывает полноту. А когда вопрос с полнотой был решен, выяснилось, что на вешалках ничего, кроме черного и мрачного нет.

- «Вопрос с полнотой был решен». А ведь это вопрос вопросов для женщин! У мужчин «быть или не быть?», а у женщин – «как похудеть?» Как вам удалось решить эту проблему?

- Жесткими мерами. Правильное питание, физические нагрузки. Купила журнал «Худеем правильно», который, как выяснилось, очень эффективен в этом смысле. Моя помощница по хозяйству готовит мне строго по рецептам этого журнала. Плюс, конечно, надо стараться не жрать конфеты и пирожные охапками.

- А с вечерней едой как обстоят дела?

- Рыба с салатом или кусок курицы с салатом.

- Тяжело шел процесс похудения?

- В два этапа. Первый раз я сбросила 18 килограммов за полгода, но потом 8 снова наела обратно, потому что стала нарушать – кушать конфеты, бутерброды с колбасой… И в этом весе «минус 18 плюс 8» я прожила несколько лет, после чего окончательно взяла себя в руки и похудела еще на 20 килограммов за год. Но там я уже прибавила физические нагрузки.

- Легче стало жить в новом теле?

- Несравненно! Ногам стало легче, спине. У меня ведь, как я же говорила, очень больная спина. При том, что спортом я никогда не занималась, мышцы спины достаточно слабые, соответственно, мышечный корсет проблем позвоночника не компенсирует. А физические нагрузки позволили его создать. Пусть не в той мере, как мечталось врачам, но все-таки.

- У вас склонность к полноте с детства?

- Одно из отчетливых школьных воспоминаний – во втором классе ко мне подошли девочки и сказали: «Мы не хотим с тобой дружить, потому что ты  толстая.»

- Ваша реакция?

- Обычная: расстроилась и приняла. Пятый пункт – смирение и принятие. Ну, не хотят дружить, что ж теперь поделаешь? А лишний вес в детстве… Я теперь понимаю, откуда он: родители были достаточно молоды, жили мы в коммунальной квартире, вместе с бабушкой, которая тоже тогда работала. Оставлять меня было не с кем, поэтому в три года меня научили читать и благополучно оставляли с книжкой и горкой пирожных или бутербродов. Ребенок сам себя питал и развлекал. Вот оттуда и лишний вес на многие годы.

- Ну, я рад, что вам хоть к концу жизни удалось справиться с этой проблемой.

- К какому еще концу? Вы считаете, что пятьдесят лет – это конец жизни?

- Как ни крути, а началом это не назовешь.

- Пятьдесят лет – это начало рассвета!

- Вы издеваетесь, что ли?

- Абсолютно серьезно! Пятьдесят – это начало рассвета! Мне бы хотелось отметить столетие. Моя бабушка умерла два года назад, ей было 95 лет. Все возможно!

 

 

Уроки секса

- У вас было два брака. Почему распался первый?

- Это нормально. Первый брак, если он заключается в 19 лет, неизбежно должен распасться. Это норма. Слава богу, что мы расстались хорошими друзьями, без скандалов, битья посуды и дележки имущества. Мы прожили вместе 4 года и большое спасибо этому браку за те уроки, которые он мне преподал.

- Какие уроки?

- Не буду рассказывать.

- А надо! Отношения между людьми – это самое интересное.

- Ну, во-первых, стало совершенно очевидно, что спать вместе и жить вместе – две большие разницы. В чем была вся проблема ранних советских браков? Людям негде было вместе спать. Снять квартиру было сложно, в гостиницу не пускали. Ждать, когда родители уйдут на работу, или кто-то даст ключи от своей квартиры, или на лестнице, в подвалах… Эти ранние браки заключались, чтобы получить наконец свободный доступ к сексу, иметь законный повод ложиться в одну постель. Но после того, как сексуальный раж ослабевал, вставали другие проблемы. Нужно было о чем-то говорить, заниматься бытом, решать, кто принесет картошку. Очень мало пар, которые в юном возрасте заключают брак, потом находят в себе душевные силы выстроить супружеские отношения: возраст еще не тот, чтобы выстраивать отношения – слишком мало жизненного опыта и опыта общения с людьми. И брак неизбежно распадается.

Зато я поняла, как нужно вести себя с другим человеком, и каким должен быть этот человек, чтобы мне с ним было комфортно. Я прожила довольно много лет между первым браком и вторым, прежде, чем нашла того, с кем у меня эти отношения выстроились. Восемь лет занял путь исканий.

- То есть после развода у вас в голове нарисовался некий портрет человека, которого вы искали эти восемь лет?

- Нет. Все эти восемь лет я не жила монахиней. У меня были, естественно, какие-то отношения. И каждое из этих отношений вносило свою лепту не в образ, но в понимание того, какую черту характера я могу спокойно перенести,  а такую не могу перенести совсем.

- Чего вы ни при каких условиях не могли бы перенести?

- Абсолютную необязательность. Есть люди, которые с этим легко мирятся. И слава богу. А я не могу. Если мне сказано: «Я тебе позвоню часов в пять», я начинаю в пять часов ждать звонка. И если мне кто-то другой звонит, я стараюсь долго не разговаривать, чтобы не занимать телефон. Я не могу лечь спать. Я не могу выйти в магазин, потому что мне сказали, что позвонят в это время. И если эти «пять часов» оказываются в реальности «восемью часами»… Человек начинает оправдываться: «Ну, я же сказал, что позвоню после пяти.» - «Нет! Ты сказал, что позвонишь в районе пяти».

Меня это так раздражает, потому что я не люблю зависеть от чужой безалаберности, я при этом теряю ощущение того, что я хозяйка своей жизни. Я не могу спланировать свою жизнь на время ожидания. Я себя ограничивая в массе вещей. И все потому, что кто-то не может выбрать минуту, чтобы мне позвонить!

- А с какими мелочами вы можете смириться?

- Ну, допустим, муж уехал на тренировку, звонит и говорит: «Машунь, я еще не еду домой, я тут еще побуду с мужиками». Ради бога. Я даже не спрашиваю, сколько ты там пробудешь с этими мужиками. Важно, что ты позвонил, предупредил. Я в ответ могу сказать: тогда сейчас я занимаюсь вот этим, а потом пойду в тренажерку, ты мне туда не звони, все равно не услышу. Прошло четыре часа, его до сих пор нет, могу позвонить и спросить: «Ты у меня не потерялся, деточка?» - «Нет, я уже подъезжаю, специально не звоню, потому что ты сказала, что будешь в тренажерке…» То есть вот такие мелочи – переношу абсолютно спокойно: я не требую, чтобы муж сидел привязанным к моей юбке, если я сижу дома.

- «Любовная лодка разбилась о быт», писал Маяковский. Зачастую брак разваливают сущие мелочи. Одного моего приятели страшно бесило, что жена не ставит на место свои тапочки.

- У меня есть твердое понимание того, что мой дом – это мой дом. И если я хочу, чтобы в нем было чисто, уютно и красиво, я не должна требовать, чтобы мне это чисто, красиво и уютно кто-то сделал. И если я хочу, чтобы тапки стояли на месте, я беру и ставлю их на место. Сами они на место не придут, а другому человеку это не надо. Это мое желание, и я его исполняю.

- А мужики, они, знаете, вечно бросят, а потом спрашивают: «А где это, а где то?..» А еще они любят вешать носки на перекладинку стула.

- У нас на стульях нет перекладинок. И я умею не раздражаться на подобное. У моего мужа количество носков превышает математические возможности числового ряда. Он уже не помнит, что у него есть, и все продолжает покупать новые. Куда я ни полезу, отовсюду на меня валятся его носки, причем, постиранные и аккуратно сложенные парами. Они везде! Они распиханы по всем ящикам, и какой я ни открою, оттуда на меня фонтанчиком вываливаются его носки. Но каждый раз, когда мы куда-то идем, начинаются вопросы: «А как ты думаешь, к этим брюкам какие носки подойдут?»

Есть жены, которые устроили бы скандал: перестань покупать! разбери по цветам! положи в свой ящик!.. У нас этот вопрос не стоит. Хочет – пусть покупает. С этим я могу смириться и принять.

 

 

«Ленинград, Ленинград. Я еще не хочу умирать…»


- А как вы к нам в Москву-то приехали из вашего Питера?

- Отца перевели в Москву из Ленинграда, когда мне было 13 лет. И поначалу мы жили на съемной квартире в Измайлово.

- Ага, значит, большую часть жизни вы провели в Москве. Но корни у вас при этом питерские. А теперь признайтесь честно, глядя мне в глаза, что вам больше нравится - Питер или Москва?

- Москва. Потому что я не приемлю снобизма и эстетства. Знаете, когда я читаю книги, написанные авторами, живущими в Питере, я вижу в них резкое отличие от книг, написанных авторами, живущими не в Питере. Эта мрачная тягучесть, многозначительность - часто пустая... Когда мне было лет 14-15, и мы уже жили в Москве, я все равно часто приезжала в Питер к бабушке. У меня там были друзья, компания, в которой я проводила время. Это называлась «команда». И вот кто-то из команды читал стихотворение. Не знаю, он его сам написал, или оно было чье-то, врать не буду. Но я его запомнила…

«Этот город – глоток посеревших дворов,

Сумасшедших поэтов, блядей и воров,

Здесь ночные вокзалы, тоски родники,

И холодные темные парадняки.

Здесь мы навзничь живем, нас забыли живьем,

Нам закрыли глаза этим сытым жраньем,

Наши души измяты, наши губы истерты,

Наши души шатает по улицам мертвым…»

Ну, и так далее. В этом весь Питер! Весь его менталитет, все его настроение и эстетика.

- Н-да. Длинноволосый худой Раскольников с топором, гоняющийся по темным сырым улицам за бледным чахотошным Блоком… Значит, разухабистая татарская Москва в цветастых юбках вам нравится больше?

- Нет, и разухабистость мне не нравится тоже. Я уже в том возрасте, когда нравится элегантная простота.

 

 

Элегантная простота преступности

«Трудовая династия» - так это называлось при советской власти. Были династии хлопкоробов, династии врачей. А Маринина из династии юристов. Ее отец работал в уголовном розыске, он был специалистом по кражам из помещений – квартирные кражи, музейные. Один раз из дома-музея Пушкина украли дуэльные пистолеты, и он их нашел... А мама была теоретиком – теория государства и права, судебный процесс, уголовный процесс…

- Неужели вам не хотелось переломить эту семейную традицию и стать не юристом, а кем-то поинтереснее?

- До девятого класса я вообще не видела себя юристом, я видела себя теоретиком кино. А после смерти отца, которая случилась, когда я была в девятом классе, меня как переклинило. Я подумала, что это, наверное, очень интересно - юриспруденция. Ведь и отец, и мать свою работу очень любили, им было интересно ею заниматься. Я всю жизнь с самого детства наблюдала, как горяча и заинтересованно, страстно и с любовью они всё это обсуждали - и между собой, и с друзьями, и по телефону. И, в конце концов, вспоминая отца, я пришла к выводу, что ничего интереснее юриспруденции на свете нет.

И пошла на юридический. Хотя мы уже давно жили в столице, поступала я все равно в Ленинградский университет. Потому что в МГУ без блата поступить было вообще невозможно. Но и в ЛГУ на юрфак среди школьников, не служивших в армии и не имевших рабочего стажа, было 40 человек на место. Мне просто повезло - первым экзаменом было сочинение, за которое поставили всего пять пятерок, и одна из них была моя. То есть многие отсеялись уже на стадии сочинения. Я получила вторую пятерку по английскому и поступила. Год проучилась в Питере, потом перевелась в Москву.

И вот Москве я почувствовала разницу! В Питере было меньше золотой молодежи,  там дружили группой и часто собирались группой и даже ходили куда-то группой. А в Москве было четкое расслоение – по родителям, по происхождению. Иногородние ребята из общежития держались отдельно, а москвичи группировались в кучки по принципу звездности. Были те, кто позолоте, те, кто посеребристее, и совсем простые, к коим относилась я.

- Работа юриста оправдала ваши светлые ожидания?

- Не сразу. Год я работала лаборантом в Академии МВД, потому что места научного сотрудника не было. Сидела со своим замечательным дипломом и печатала рукописи. Потом в одном из отделов освободилось место, мне предложили его занять, я с радостью согласилась. И до 1983 года занималась осужденными с аномалиями психики. Потом поступила в адъюнктуру, написала диссертацию, защитилась, после чего оказалось, что для меня опять в системе места нет. Потому что, во-первых, я женщина, во-вторых, у меня нет опыта практической работы, а в-третьих, я не член партии.

- А чего ж вы не вступили-то? Все, кто хотел сделать карьеру, тогда вступали в партию.

- Я попыталась. Пришла в партком и спросила, что мне нужно для того, чтобы стать кандидатом в члены КПСС. На что мне было сказано: вы – женщина, да к тому же без опыта практической работы. У нас есть более достойные кандидаты. Вы пока поработайте, а мы подумаем и может быть когда-нибудь поставим вас на очередь. После чего я решила, что на этом всякие мои отношения с партией завершаются, такая партия мне не нужна. В результате меня опять понизили в должности, отправили на кафедру печатать чужие лекции, и опять я год этим прозанималась, пока не открылся новый научный центр, куда я, наступая на горло собственной песне, пошла проситься. И меня взяли! Так началась вторая часть моей профессиональной карьеры, тоже аналитическая и научная, но в совершенно другой области – анализ и прогнозирование преступности. Мне было интересно этим заниматься – я работала по выходным, сокращала себе дни отпуска.

- И много преступлений вы напрогнозировали?

- Сколько напрогнозировала - все совершились… Вы путаете прогнозирование преступлений с прогнозом преступности. Преступления спрогнозировать нельзя. А вот преступность можно, потому что преступность – статистический массив. У нас была статистика с 1961 года, мы собирали данные по разным факторам, влияющим на движение этого статистического массива – движение населения, потребление алкоголя, огромное количество данных по экономике, беженцам, забастовкам, алкоголю…

- Неужели есть формулы, подставляя в которые полученные данные, можно вычислить уровень будущей преступности?

- Формул нет. Если бы были формулы, не нужны были бы мы. Сидели бы девочки у компьютеров и забивали данные. Все гораздо сложнее. Есть исследования. Например, проводятся исследования по мигрантам – как они живут, за что дают взятки, какие у них проблемы… И так с каждым фактором – алкоголем, наркотиками, забастовками… Вы хотите, чтобы я вам прочла целый курс по криминологии?

- Нет, объясните просто, буквально на пальцах.

- Мы может экстраполировать цифры за предыдущие годы и предположить, что будет в следующем. После чего смотрим, как за год изменилась ситуация с алкоголиками, выпускниками средних школ, психическими больными, каков прогноз освобождаемости из мест лишения свободы и так далее. И по этим данным корректируем свою экстраполяцию. Потом зовем экспертов – старых, опытных криминологов. Готовим для них опросные листы, там есть графики – вот с 1961 года этот вид преступности развивался вот так, сейчас изменилось то-то и то-то, вот данные исследований, как вы думаете, это повлияет на указанную преступность?  Эксперт ставит свою точку прогноза на графике краж. Потом то же самое по убийствам. По разбойным нападениям. По изнасилования. По взяткам. По  хищениям… Огромный толстый альбом у каждого эксперта. Затем усредняются ожидания экспертов. Это называется экспертная оценка. А есть еще аналитическая. Есть компьютерная.

- А вы учитывали, что советская статистика – самая «правдивая» статистика на свете?

- Конечно! Для этого тоже существуют специальные исследования, целый раздел в криминологии - по латентности. Ведь преступления часто не регистрируются или скрываются милицией, а порой люди сами не обращаются в органы.

Первый колоссальный всплеск преступности произошел в конце восьмидесятых, на кооперативной волне выплыли наружу подпольные деньги бывших цеховиков, которые раньше вели себя тихо. А теперь появились «крыши», разборки, наезды.

- Не жалко было бросать такую интересную работу?

- В 1994 году мне предложили новую, более высокую должность. Но административную. Это было повышение, и я согласилась. Быть может, зря. Потому что я для такой работы совершенно не приспособлена. Она у меня получалась плохо, была мне не интересна, раздражала. Зато, спасаясь от депрессии, я начала писать. На этой работе я продержалась четыре года, после чего в феврале 1998 года с легким сердцем вышла в отставку. Эту работу мне было бросать не жалко.

 

 

Точка кипения

И знаете, что мне показалось к концу беседы… Когда я спросил, останется ли Маринина в веках в веках, она ответила:

- Меня это не волнует. Абсолютно!

…И я бы поверил. Если бы случайно в конце беседы не назвал Маринину детективщицей. Это было страшной ошибкой!

- Что же вы так плохо подготовились, с вами невозможно разговаривать! – Раздражено воскликнула Маринина (после часа разговора). – Кто вам сказал, что я пишу детективы?

- Это знает любая собака, - слегка растерялся я.

- Любая собака знает, что кроме детективов, я пишу еще другие книги! Вы журналист, вы должны были подготовиться! А вы даже не знаете, что я целых два года была в творческом отпуске! Я писала трехтомник! Ну, что же это такое!...

- Отрою вам профессиональный секрет, - попытался я успокоить авторицу, - с точки зрения подготовленности журналист не должен отличаться от читателя. Иначе между ним и читателем возникнет пропасть. И вместо разговора для читателей, получится разговор для двоих, никому, кроме этих двоих не интересный.

- В таком случае я прекращаю интервью!

- Поздно!

 

В этот момент за моей спиной материализовался ангел смерти – Натан Яковлевич, преданный литагент. Будучи, как я уже отмечал, человеком чрезвычайно чутким, он из соседней комнаты услышал нотки неудовольствия проскользнувшие в словах хозяйки и немедленно прилетел, чтобы пресечь недозволенные речи.

А я, сердечно прощаясь, так и не решился признаться Марининой, что не прочел ни одной ее книги.  Я честно пытался. Несколько раз. Но мне не удалось. А теперь понимаю, что нужно все-таки сделать усилие и еще раз попытаться. Чтобы не осрамиться перед лицом Вечности.

 

Александр НИКОНОВ



Комментарии_


"Многая женщина"
Пишет ynny
25.02.2010 00:13:16
Александра Маринина-нравственный и интеллектуальный человек,умница,замечательный автор,а Вы-никому не известный Моська.Когда прочитаете ее книги(если Вы умеете читать),Вам станет стыдно(если Вам бывает стыдно).Вы ужасно подорвали репутацию одного из оччень немногих неглянцевых и нежелтых русскоязычных журналов.Вам и тому,кто разрешил эту мерзейшую публикацию-ганьба!(белорусск.)
(ответить)


Моя картина мира нарушена
Пишет brave_flyer
25.02.2010 16:47:28
До этого интервью я был уверен, что Маринина - поп писательница детективов про Каменскую.. Видимо я ошибался.
(ответить)




Дала корова молоко, а потом сунула туда копыто.
Пишет Александр Мартиросов
25.02.2010 18:52:50
На все вопросы отвечала вполне адекватно, даже разумно. А в конце, все равно, вылезла её тупопездность. Или это климакс?
(ответить)


Копытному в калашном ряду.
Пишет Александра
25.02.2010 22:04:03
Она совершенно адекватно прореагировала на его неподготовленность и слабую осведомлённость. Теперь она всех интервьюиров будет спрашивать, читали ли они её книги. И "любой собаке" интервью давать не будет.
А тупопездность у Вас, Мартиросов, если не сказать грубее.
(ответить)




У меня ТУПОЧЛЕННОСТЬ!!!
Пишет Александр Мартиросов
26.02.2010 16:40:01
Марина Анатольевна, залогинтесь.
(ответить)


XAXAXAXA
Пишет 5G54T
26.02.2010 01:50:30
самовлюблённая, дурная, неадекватная песда без чувства юмора ваша Маринпукина. Даже псевдо писательница Донцова в разы лучше. Хотя бы тем, что книги её динамичны. Пока у Маринкиной доберёшься до развязки уже збудешь начало. Говнописательница без чувства юмора. Чтиво Маринкиной - удел быдложенщин. Лучше бы она давал приплод в детях чем в своём "творчестве".....
(ответить)


феминохолмс
Пишет huli o
17.03.2010 23:37:29
Покупают, значит востребовано! Любой товар хорош для своей ниши. А этот еще и полезен (пусть лучше читают, чем политикой заниматься).
(ответить)


Добавить комментарий


Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться!

Запомнить меня!





 

Авторизация_

Логин:
Пароль:
Запомнить меня!
Зарегистрироваться
А нахрена мне регистрироваться?

Стишки недели_

    Борис Влахко

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ?



...Мой стих был изредка хорош,
но чаще  безобразен....Каюсь...
Я, видит Бог, старался...Что ж, -.
на всякий случай не прощаюсь...



_

РАССТРЕЛ РОССИЙСКОГО РЕЙХСТАГА_
Кто был прав и неправ в октябре 1993-го?


ПолитНЕкорректно_

ОХОТА НА ПЕДОФИЛА_
"Педофилы кругом! Нужно быть внимательными! Нужно искать педофилов со всей тщательностью! Педофилы хитры и коварны! Они угрожают нашим детям! Расстреливать! Кастрировать! Всмотрись в себя! Необходимо по капле выдавливать из себя педофила! А не педофил ли твой сосед? Ты уже донес на него?.."


Россия - взгляд снаружи_

Открытое письмо известного американского футуролога к президенту Путину_
"Г-н Путин я жертвую вам на гроб эти несчастные 2 доллара..."





2000-2017 © Александр Никонов